Икебана из одуванчиков. 3.
Дела семейные
Автор: Юлия ХРИСТОВА   
06.06.2014 11:05
Икебана из одуванчиковНаша семья, как и любая другая, имеет свою специфическую «модель управления». Дальше всего мы отстоим от патриархального устройства — супруг мой является человеком с весьма прогрессивными взглядами.
Я, в свою очередь, убеждена, что многолетнее подчинение формирует непригодные для сегодняшней жизни личности, которые постоянно стремятся спрятаться в тени чьего-либо авторитета. Поэтому у меня вызывают тайную тревогу все чаще встречающиеся примеры специфического матриархата. Но при моем характере мне часто приходится искать грань между разумными требованиями в семье и целенаправленным авторитарным самоутверждением, или, проще говоря, необуз¬данным желанием «чтоб было по-моему». Если говорить максимально искренне, жизнь у нас в доме являет собой своеобразную смесь деспотизма и либеральности. И источником деспотических проявлений чаще всего бываю я. В этом кроется и моя маленькая драма, поскольку я вовсе не люблю легко подчиняющихся, покорных людей и в глубине души радуюсь, когда мои мальчишки отстаивают какое-либо свое мнение.
 
Я убеждена, что родитель не должен беречь время и нервы в общении со своими детьми, не может, методично стирая их индивидуальность, стремиться обеспечить себе удобную возможность формировать их, как глину. Как ни морализаторски это звучит, родитель должен быть готов взять на себя тяжкий труд ваяния из мрамора, который вначале будет сопротивляться только ему, а впоследствии — трудностям вообще. Это, как мне кажется, единственный способ дать своим детям возможность вырасти уважающими себя личностями.
 
Несмотря на внутреннюю убежденность в этих истинах, я человек, тиранизирующий свою семью по мелочам: убрана ли комната, сделаны ли уроки, в порядке ли школьная форма для мальчиков, вымыты ли руки... После утомительного рабочего дня маленькая ученическая сумка, небрежно-весело брошенная на пол, выглядит огромной, как башенный кран.
 
Если не сумела воздержаться от колкого замечания, то достаточно еще чуть-чуть самозавода по поводу кучи существующих и несуществующих беспорядков, и вот уже незаметно накатывает лавина гнева, которая растет и растет от новых порций жалости к себе — самого необъективного женского чувства (в сущности, только ли женского?). С определенного момента супруг тоже попадает в круг обвиняемых, и в последнее время я часто замечаю, что против меня стоят уже трое мужчин, которые переглядываются, как соучастники, и относятся ко мне со снисхождением. В то время как они все же занимаются исполнением очередного моего приказания, я или предаюсь без остатка своему плохому настроению, или успеваю спохватиться, что выгляжу смешно в этой роли. Но в обоих случаях чувствую себя в большей или меньшей изоляции. Завидую своему супругу, которому незнаком этот вид одиночества.
 
Обычно в таких случаях мужчины демонстративно начинают заниматься своими «мужскими делами»: на только что смененную скатерть льется олово или машинное масло, чистится аквариум, а значит, в чашках опять будут водоросли, выпущен хомяк, который грызет кресло... Молчу и в конечном счете не имею даже утешения, что была последовательна в своем бытовом деспотизме.
 
Продолжение следует...
 
Из писем в журнал «Семья и школа»
Автор: Юлия ХРИСТОВА

 

Похожие материалы:
Следующие материалы:
Предыдущие материалы: