Ответ Татьяне К. о внутрисемейных взаимоотношениях.
Дела семейные
04.09.2013 12:23
Ответ Татьяне К. о внутрисемейных взаимоотношенияхЭтот материал – ответ редакции журнала «Семья и школа» на письмо некой Татьяны К.
 
Двое объединились для счастья, иначе зачем же?.. И все теперь стало у них общее: радости, заботы, имущество... Но ведь не снова же люди родились! Каждый принесет с собой в новую семью и свое, нажитое раньше: характер, привычки, обычаи — солидное приданое, которое не вмещается в узлы и чемоданы.
 
Не всегда случается, что всё, решительно всё, имеющееся в таком «приданом», пригодится для дружной и счастливой семейной жизни. Как правило, чем-то своим приходится поступиться, в чем-то себя переломить, что-то переделать, если это «что-то» обижает или подавляет другого. Без желания считаться с чувствами близкого человека семья никогда не станет ни дружной, ни счастливой.
Не будем смотреть сквозь розовые очки: есть супружества недружные и не слишком-то счастливые. Не будем судить о них беспощадно: «Лучше в таком случае порвать раз и навсегда!» Легко сказать, а сделать? Ведь и в такой семье люди еще сохраняют привязанность друг к другу, и не теряют надежды изменить ненормальные отношения. А главное — дети... Разве легко решиться хоть в какой-то мере их обездолить! «Что ж, значит, терпеть, мучиться, подлаживаться всю жизнь?! Или как?..»
 
От редакции сайта:
Дети, это вообще отдельная тема. Это просто купить брендовую одежду для новорожденных киев или для других возрастов. Она хорошая, качественная и не требует над собой работы и моральных усилий. А вот работа над семейным благополучием – это процесс долгий, нельзя надеть или снять как кофточку или штанишки.
 
Самый плохой способ сохранить семейное благополучие — это молчать, глотать обиды, словом, стараться не повредить внешнее благолепие. В семье нельзя жить без уступок. И нельзя соблюдать принцип «око за око, зуб за зуб». Но можно и нужно разумно и спокойно возражать неправоте. Можно и должно проявить свою обиду. И просто необходимо искать и находить слова (слова, а не крики и оскорбления!), которые дошли бы до сердца и разума другого...
 
Это не просто пожелание, которое женщина может принять или не принять. Это — напоминание о материнском долге. Смотрите: будут ли уважать безвольную, терпящую унижения мать? Жалеть, пожалуй, пожалеют, авторитет же ее вряд ли признают. Заботясь о своем достоинстве, женщина тем самым охраняет и свое материнское право. Девочка разучилась смеяться, а мать только горюет. Непростительно отцу который подавил ребенка, запугал его, но непростительно и матери, которая мирится с этим, находя оправдание в собственной слабости.
Надеюсь, что ни одна мать не обидится, если напомнить хрестоматийный рассказ о крохотной пичуге, напавшей на ястреба, чтобы защитить от него своих птенцов. Любовь к детям — такой мощный стимул, что опираясь на него, можно приобрести душевную стойкость, перешагнуть через свою слабость, свою боязнь.
 
Нельзя откладывать, нельзя медлить. С каждым прожитым днем, месяцем, годом делается такая задача трудней. Время, которое в хорошей семье работает на дружбу и привязанность, тут действует разрушающе : постепенно исчезнут, словно и не было их, любовь, доверие, простое уважение. А тогда уж что поделаешь! Но пока люди, как Татьяна, стремятся что-то изменить, надеются на лучшее, просят совета и ждут помощи — еще не все потеряно. Но прося, ожидая помощи, все равно нельзя опускать руки. Как бы ни была деликатна и участлива эта помощь, все-таки лучше всех повлиять на мужа может жена, мать его детей. Ведь всё, что скажут, посоветуют, сделают другие люди, лишь только подмога, а не сама ежечасная, кропотливая, душевная работа по укреплению семьи, которую по-настоящему возможно вести только изнутри.
 
Ну, а кто же и как должен помочь Татьяне К.?
Она просит усовестить мужа на страницах журнала. Мы сознаем, какое сильное средство печать, и, от всей души сочувствуя женщине, хотим помочь ей. Казалось бы, за чем дело стало, тем более, что она сама считает, что публичное порицание должно подействовать, потому что «он очень боится огласки». Ей хочется средства скорого, чтобы муж увидел бы себя со стороны и, поняв недопустимость своего поведения, переменился бы к ней и к детям. Но вот что нас останавливает. Когда выносится на всеобщее обозрение и осуждение то, что надо решать двоим, это не добавляет теплоты в отношения супругов. Исправится ли человек так вдруг, с испуга? Задумается или обозлится?
 
Бывают случаи крайние, когда уже все средства и способы вполне исчерпаны, когда становится необходимым гласно потребовать, чтобы пьяницу, хулигана, дебошира призвали к порядку. Как правило, в таких случаях речь идет о фактически развалившейся семье, когда только удалив из дома опустившегося человека, можно вернуть покой матери и детям.
 
Дорожа доверием женщины, поделившейся своим горем, понимая сложность ее положения и тревогу за дочь и сына, все-таки хотим сказать ей: не торопитесь с оглаской. Мы и сейчас, разговаривая о Вас, называем Вас другим именем, уверены, что поймете, как важно не подливать масла в огонь, а все трезво обдумать. Ведь что ни говори, рядом не чужой, самодур, но не изверг же? Глупо, неумело, сто раз неправильно заботится он о детях, но со зла ли? Не исключено, что отцовский деспотизм питается не только материнской безответностью, но и искренним убеждением, что «так надо», что «иначе нельзя».
 
Б. ЛЕОНИДОВА
Источник: Журнал «Семья и школа», № 7, 1972 год
 

 

Похожие материалы:
Следующие материалы:
Предыдущие материалы: